The Definitive Mass Effect Cast Interview (4)

21, января 2011 г. | Рубрики: Интервью | 6 коммент. »

The Definitive Mass Effect Cast InterviewПродалжаем тему. Начало : (1), (2), (3)

[13] – Опишите обычный рабочий день во время звукозаписи.

Джинни МакСуэйн/Ginny McSwain [директор звука]: Для ME 1&2 обычный день состоял из двух 2-4-часовых сессий. Проводится инструктаж актеров об их ролях, а также, в идеале, разбивка сценария для персонажей прежде, чем мы начнем [иногда этого не происходит]. Прелесть наемных актеров для подобных вещей в том, что они могут тут же обрабатывать и выдавать своих персонажей. Навык чтения без запинок критично важен, он поддерживает длительность сессий и помогает мне вести учет строк, которые режиссер ожидает увидеть спустя четыре часа. В большинстве случаев мы достигаем цели, но если удача отворачивается от нас, мы делаем то, что можем. Я терпеть не могу жертвовать качеством исполнения ради скорости. Очевидно, что мы должны в таких случаях делать перерыв, но также удивительно, насколько эффективным этот процесс может быть.

Марк Мир/Mark Meer [Джон Шепард]: «Bioware» обычно организовывают записывающие сессии не более четырех часов, чтобы не переутомить голос. Я приезжаю в студию, сделав вокальную разминку, выпиваю чашку лимонно-имбирного чая [он хорош для связок], и после короткой беседы о текущей сессии с моим режиссером Кэролайн Ливингстон [Caroline Livingstone] я вхожу в кабину звукозаписи. Как персонаж игрока, у меня есть преимущество прослушивать записанные диалоги других персонажей для данных сцен. Обычно это забавно ожидать, кто будет в кабине с тобой сегодня? Мартин Шин? Сет Грин? Триша Хэлфер?

Дженнифер Хэйл/Jennifer Hale [Джейн Шепард]: Мы работали четырехчасовыми блоками, и для каждого блока работали очень сфокусированными сессиями. Режиссер описывал мне сцену, окружение, с кем я говорю, их историю, а затем мы делали несколько вариантов и переходили к следующей сцене.

Ким Хой/Kym Hoy [Касуми]: Обычный день звукозаписи: ты приходишь, разговариваешь с режиссером [иногда разговор проходит по телефону, как в этом случае], иногда они показывают черновой монтаж сцены, особенно если там насыщенная последовательность действий, а потом заходишь в кабину и читаешь сценарий строчка за строчкой, обычно по несколько дублей на каждую.

Ди.Си Дуглас/D.C Douglas [Легион]: Они присылают за мной лимузин в 8 утра. И в этом лимузине я просыпаюсь. Еду на кофе в «Старбакс». Приезжаю в 9, говорю “привет” Джинни, инжереру и другим, кто командует в студии сегодня. Минут пять мешаюсь у всех под ногами, а затем запрыгиваю в кабину и застреваю там на 3-4 часа, в зависимости от сессии. У Джинни есть внутренние часы, что очень впечатляет. Она ведет сессию в идеально выдержанном ритме так, что когда записываешь всё, запланированное на сегодня, всё равно получаешь от этого удовольствие. С ней просто здорово работать.

Майкл Битти/Michael Beattie [Мордин]: Джинни МакСуэйн, два инженера, я и двухдюймовая стопка диалогов. Мы работаем 1 час 50 минут, потом десятиминутный перерыв, а затем еще два часа. Поначалу всё было медленнее, когда мы пытались найти нужный голос, но как только мы пришли к нему, ускорили темп и делали по 10 страниц за один подход… Наверное, мне не стоило этого говорить. Но когда ты попадаешь в цель, ты попадаешь в цель. Это было здорово! Было действительно весело, когда мы с Джинни поняли это, так что она режиссировала меня, когда я нуждался в этом, а когда нет – она просто просто не мешала мне, что, опять же, отмечает ее как отличного режиссера. Ох, ладно, хватит о фанклубе Джинни МакСуэйн.

Мэгги Бэйрд/Maggie Baird [Самара]: кажется, я сделала 8 сессий по 4 часа [некоторые были короче]. По прибытию в студию, тебе предоставляют большой сценарий [диалоги огромны из-за вариантов выбора в игре]. Потом я захожу в кабину, и мы начинаем. Начитываю строки группами, потом жду отзыва, чтобы продолжать дальше. Иногда переделываю. В некоторых случаях я сверяюсь с примитивным изображением текущей сцены.

Стив Блум/Steve Blum [Грант]: Хмм… с визгом въезжаю на парковку и….в буквальном смысле прибегаю запыхавшимся [потому что я всегда опаздываю], немного подлизываюсь к Джинни… Мы обсуждаем, что Грант сегодня будет делать. Трачу немного времени на прическу и макияж… нет, стоп, это же другая работа… захожу в кабину, и начинается как бы работа. Вообще-то Джинни предоставляет мне некоторую предысторию и нужные детали о вселенной, на которой мы работаем, о товарищах моего персонажа, и как у нас пока идут дела, а также основную идею того, что мы делаем. Затем в течение 4 часов мы ведем запись в довольно хорошем темпе. Делаем перерывы, если нужно, и пьем много воды. О да, в туалет приходится бегать как минимум дважды. Обычно не в кабинке для звукозаписи. Ну, знаете… такие вещи не очень ценятся.

Kimberly BrooksКимберли Брукс/Kimberly Brooks [Эшли]: Все актеры записывались по отдельности. В основном, это означает, что мы играем все сцены, включая экшн, битвы и любовные сцены в одиночку… Трудно, но довольно забавно! Обычно запись диалогов осуществляется последовательно с многими альтернативными сценариями, что усложняет понимание того, где твой персонаж в сцене находится эмоционально и физически. Иногда прослушивание кусков диалогов, записанных ранее другими актерами в сцене, очень помогало мне как актеру “вникнуть” в сцену. В большинстве случаев, нам давалась информация о том, где мы находимся в конкретной сцене. Например, Эшли может быть в центре боя или в каюте Шепарда. Она может перекрикивать звуки выстрелов или шептать по рации. Мы также видим диалог другого персонажа, локации для каждой сцены, и с кем мы взаимодействуем. Много всего и сразу. Плюс большинство из сцен боя требуют большое количество динамичных звуков, болезненное ранение или предсмертные крики, которые могут быть вокально утомительными, когда записываешь их часами. Это что-то вроде тренировки.

Robin SachsРобин Сачс/Robin Sachs [Заид]: Вообще это довольо просто, как только ты почувствуешь персонажа. Тенденция такова, что актеры работают лишь по полдня, а голосовое напряжение довольно высокое. Следует отметить, что у нас было и несколько полных дней, в идеале это пятница, чтобы связки могли отдохнуть потом. Ты приезжаешь в студию, бросаешь пиджак на кресло, проверяешь, есть ли у тебя вода, леденцы для горла и другая помощь для голоса под рукой, устанавливаешь уровень звука на микрофоне, делаешь любые другие настройки [высота микрофона, расстояние и т.д.] и вперед!

Затем ты проходишь через различные сценарии по фразе или двум за раз, в конечном итоге делая на каждую от трех до десяти дублей, пока режиссер или звукоинженер не получат по крайней мере один основной вариант и один запасной для каждого отрывка. Я склонен брать десятиминутный перерыв после каждых девяноста минут, ну, знаете, хлебнуть кофе, отлить, может, сделать пару затяжек сигареты. В конце дня все уже слишком уставшие, так что лишь бормочут “пока” и валят домой.

Кейт Ферли/Keythe Farley [Тэйн]: Хотел бы я, чтобы это было более эффектно. Я получаю сцены, которые буду записывать, накануне вечером, перечитываю их несколько раз, чтобы ознакомиться. Джинни МакСуэйн была режиссером озвучки этой игры. У нас с ней очень похожее театральное прошлое, и потому, что мы оба режиссеры озвучки, нам всегда есть о чем поболтать, но в итоге мы погружаемся в работу. Я записывал все свои диалоги в одиночку, так что всё, что я видел на бумаге, это мои фразы и иногда слова другого персонажа. Если попадалось странное слово или имя [приходит на ум Кольят], «Bioware» предоставляли информацию о произношении, чтобы убедиться, что оно согласуется с остальными. Я проигрываю свою роль в сценах, а спустя четыре часа иду домой или на следующую работу. Для «Mass Effect 2» я провел пять или шесть четырехчасовых сессий.

Фред Татаскиоре/Fred Tatasciore [Сарен]: Каждый проект имеет свою специфику процесса. В основном, еду на сессию, разогреваю голос [в машине обычно], прихожу в студию, знакомлюсь со сценарием [если повезет, то накануне вечером], читаю его со сценаристами и режиссером, смотрю иллюстрации, слушаю подсказки, смотрю видео, задаю вопросы, удостоверяюсь, что все пришли к общему мнению, делаю пробы голосом [чтобы согласовать, как этот парень будет звучать и говорить], пытаюсь найти линию персонажа [что будет происходить с ним в этих сценах]. Затем звукоинженер окружает тебя микрофонами, дает наушники [если нужно], иногда видеокамеру, и мы начинаем запись. Для телевидения мы часто записываемся в группах а-ля радио драма, потом они создают анимацию по нашему саундтреку, а позже мы смотрим сцены и переписываем заново по частям.

Но для большинства видеоигр, за исключением масштабных анимационных сцен, мы находимся в кабине звукозаписи одни, зачастую прослушивая предыдущие записанные части диалогов. Это происходит потому, что в видеоиграх для каждого персонажа существует примерно 5 разных концовок или конечного результата, к которому он приходит [это как сделать пять разных финалов в фильме]. Мы записываем прямо по сценарию, прерываясь на настройку, режиссуру и пояснения. Сценаристы, продюсеры, режиссер, звукоинженер и актер [а также аниматоры и разработчики] – это команда, которая создает персонажа и рисует сцены. Что касается Сарена, я представлял себя на его месте в сцене, которую видел в сценарии, играл и озвучивал ее, проверял, получил ли инженер то, что нужно, получал указания от режиссера [Джинни], слушал пояснения и смотрел, правильно ли мы всё делаем с точки зрения «Bioware» [главного режиссера, сценаристов, разработчиков и т.п.] Затем мы переходили от сцены к сцене, не обязательно по порядку.

Иногда мы создавали новую сцену, переделывали старую, или я просматривал потрясающую анимацию и озвучивал ее. В зависимости от сцены, над ней можно работать несколько часов, дней, и даже неделями. Мы много работали над «Mass Effect», потому что многое нужно было сделать. А затем мы прощаемся, подписываем всё, что нужно, и возвращаемся в пробки [это же Лос-Анджелес, в конце концов!].

Peter JessopПитер Джессоп/Peter Jessop [Властелин]: Появляюсь в студии. Обычно там присутствуют только актер, режиссер и инженер, для RPG иногда еще креативный директор. Видеоигры почти всегда записывают фраза за фразой, поскольку они должны соответствовать друг другу и быть добавлены в точное место в игре. В такой игре как «Mass Effect» у многих героев существует несколько различных реакций, так что приходится делать несколько версий каждого ответа, чтобы соответствовать вопросу игрока.
Обычно сессия длится четыре часа. В зависимости от сложности игры, иногда приходится делать несколько сессий в течение года, поскольку в историю или сценарий могут вноситься изменения, и некоторые фразы нужно переписывать.

Neil RossНил Росс/Neil Ross [Диктор Кодекса]: Я прихожу в студию [в данном случае в Бербанк, Калифорния], делаю сверку с продюсером, режиссером и звукоинженером. Мы немного обсуждаем, чтобы убедиться, что мы все правильно поняли друг друга и работаем заодно. Если я играю персонажа, они дают мне немного послушать из ранних моих записей, чтобы голос совпадал. Но поскольку в этом проекте я использовал свой естественный голос, этого не требовалось. Потом я захожу в кабину для звукозаписи, мы настраиваем микрофоны и начинаем. Материал разделен на абзацы. Обычно я делаю два дубля для каждого абзаца на всякий случай, и чтобы у редакторов был какой-то выбор. Если режиссер хочет внести какие-то поправки, он или она дают об этом знать, и я выполняю третий и, возможно, четвертый дубль. Там было достаточно материала, чтобы занять меня все четыре часа, которые у нас были запланированы. Интересно то, что я был настолько сконцентрирован, что время для меня словно сжалось. Если бы в конце мы меня спросили, сколько, по моему мнению, я отработал, я бы сказал, что около девяноста минут. А фактически было четыре часа. Время буквально летит для меня в таких условиях. Мне было нелегко поверить, что это длилось так долго. А потом я следовал советам для актеров №4 и 5 от Кларка Гейбла: благодарил всех и шел домой [или на следующую работу, если посчастливилось иметь таковую].

Kim Mai GuestКим Май Гест/Kim Mai Guest [Хана Мураками/капитан Маеко Мацуо]: Если это игра, я стараюсь приехать в студию хотя бы на полчаса раньше. Встречаюсь с людьми из компании-разработчика. Они рассказывают мне об игре, возможно, показывают изображения моего персонажа и внутриигровые ролики. Я беру сценарий и захожу в кабину. Звукоинженеры настраивают микрофон и уровни звука. Затем начинаем запись, обычно делая по два дубля каждой фразы. Они дают мне знать, если хотят, чтобы это прозвучало иначе, и так мы продвигаемся дальше вниз страницы. Обычно мы оставляем на конец предсмертные крики и звуки усилий, поскольку это утомляет голос. Обычно сессия длится от часа до четырех, в зависимости от длины сценария и количества персонажей. Потом подписываем бумаги и говорим адью. Безусловно, время проведенное там, было прекрасным.

Юрий Ловенталь/Yuri Lowenthal [Дэниел/заключенный № 780]: Я работал над «Mass Effect 2» всего день около четырех часов. Обычно мы приходим в студию, общаемся с режиссером [в данном случае это была милая и талантливая Джинни МакСуэйн] и начинаем запись.

Гидеон Эмери/ Gideon Emery [Челлик/Кенн]: Режиссер озвучки для начала показывает тебе изображение твоего персонажа, что действительно помогает подобрать голос. Иногда есть анимация, что даже лучше. Плюс, хороший режиссер предоставляет тебе историю персонажа и описывает сцену. Потом захожу в кабину и нахожусь там 4 часа [с моим кофе!]

Мэриэнн Копиторн/Marianne Copithorne [Каланта Блейк/доктор Росс]: Мне показали на экране изображение моего персонажа и рассказали о его эмоциональных стержнях, а потом я зашла в кабину, и запись началась. Кэролайн Ливингстон общалась со мной через наушники, задавая мне направление, когда это было нужно. Она тоже актриса и знает как говорить с актерами, чтобы они чувствовали себя непринужденно и были сфокусированы на эмоциональном исполнении.

Джон Райт/John Wright [Барла Вон/Экспат/Фист/Гевин Хоссл]: Поскольку я озвучивал сразу несколько голосов за каждую сессию [4,5 часа каждая], было довольно сложно найти отличительные черты для каждого персонажа. Много, много дублей и различных экспериментов.

Крис Эджерли/Chris Edgerly [капитан Вентралис/Коул/Пауэлл]: Большинство сессий звукозаписи для видеоигр показались бы постороннему зрителю довольно утомительными. Зачастую у вас есть сотни фраз для записи, и большая часть из них – просто неактивная болтовня чтобы заполнить время, фоновый шум, чтобы сделать атмосферу более реалистичной, а также, конечно, звуки борьбы, начиная “поднятием тяжелых предметов” и заканчивая “быть сожженным заживо”. Но между всем этим часто приходится проговаривать довольно классные диалоги, раскрывать важные элементы сюжета игры и создавать, если повезет, запоминающегося персонажа. Это может занимать от одного до четырех часов, в зависимости от того, что тебе предстоит сделать. А потом ты идешь и выпиваешь много воды и горячего чая.

Саймон Темплман/Simon Templeman [Адмирал Хан'Геррел вас Нима/доктор Гевин Арчер]: Большая часть диалогов для «Mass Effect», насколько я знаю, была записана в Бербанке, на «Technicolor». Для меня это означало подъехать в Долину и зайти на латте в мой местный «Peet’s Coffee». Большинство моих сессий проводились утром, обычно по 4 часа каждая. Я приходил к 9:00 и получал сценарий. Потом заходил в кабину, изображал эмоции, хихикал, кричал с английским акцентом, пока мне не говорили “иди домой”, платили деньги, и я уходил. Что может быть лучше?

Джош Дин/Josh Dean [Хофтин/Джон Уитсон/капрал Дженкинс/Шеллс]: В зависимости от размера и типа роли, запись обычно длится от 2 до 4 часов за сессию. Поскольку я был здесь в Лос-Анджелесе, я приехал в студию в Бербанке и в течение дня общался с режиссером. Они установили онлайн-связь с продюсерами из Эдмонтона. Показали мне некоторые катсцены или новое видео, которое у них было [потому что я умолял их]. Потом я зашел в кабину звукозаписи и сделал от 1 до 8 проб для каждой строки диалогов для всех опций диалогового дерева. Если нужны были специфические звуки, например, удары, ранения, звуки умирающего, мы оставляли это напоследок. Также частенько попадались дополнительные персонажи лишь с несколькими фразами, которые мы добавили, как только основная роль была записана.

Richard GreenРичард Грин/Richard Green [Видо Сантьяго]: Приезжаю в студию [в данном случае она находилась в Бербанке, Калифорния]. Отмечаюсь на стойке, хватаю воду и кофе и иду к инженерам и режиссеру. Мы обсуждаем роль и затем начинаем запись. В таких ситуациях актер должен быть очень осторожен, чтобы не кричать так, чтобы повредить голос. Не требуется много усилий, чтобы охрипнуть на следующий день и поставить сроки записи под угрозу. Некоторые звукоинженеры снижают громкость в наушниках, тем самым пытаясь обмануть актера и заставить громко говорить, потому что они считают, это звучит более реалистично. Я пытаюсь быть прилежным в отношении сохранения моих голосовых связок частично потому, что у меня есть много постоянных клиентов, и я не могу себе позволить подвести их, а частично потому, что я певец и хочу оставаться в голосе.

Это не всегда просто. Мы, исполнители, должны своей работой удовлетворять режиссеров и продюсеров. Иногда грань между тем, когда ты выкладываешься на полную, и тем, когда переусердствуешь в ущерб себе, слишком тонка.

Ванесса Маршал/Vanessa Marshall [Сафирия]: Обычно мы работаем по одиночке в звукозаписывающей кабине на протяжении 4 часов. Мы берем заданное направление и создаем волшебный мир для слушателя. Над этой игрой было очень весело работать, поскольку в ней множество замысловатых возможностей.

Patricia ZentilliПатрисия Центилли/Patricia Zentilli [персонаж из DLC «Lair of the Shadow Broker»]: Мои сессии не длились дольше трех часов. Мне были предоставлены указания о персонаже, которого я начитываю. Должна признать, я не большой поклонник видеоигр, так что частенько мне нужно хорошо ознакомиться с сюжетом и персонажами. Это очень забавно поиграть с персонажами, поэкспериментировать с голосом. На свою последнюю сессию звукозаписи я пришла со своим сыном Лео. Он какое-то время был хорошим мальчиком, но в конечном счете со студии его забрал папа.

Стив Стейли/Steve Staley [доктор Палон/офицер Эдди Лэнг]: По правде говоря, если у вас нет нескольких тысяч фраз [а такое иногда случается], сессия чаще всего проходит гладко и совершенно не сосредоточена на актере. Мы слепо следуем инструкциям режиссера и остальной команды, которые говорят, что хотят видеть и помогают создать персонажа, который, по их мнению, будет лучшим для игры. Также приходится работать очень быстро. Одна фраза за другой, остановки только для замечаний, или если ты допустил ошибку. Всё, что я там начитывал, заняло примерно 3,5 часа.

Шанелль Грэй/Shanelle Gray [доктор Алестия Иаллис]: Приходишь в студию, устраиваешься в кабине и смотришь видео, если есть, или анимацию, которую нужно озвучить, и приступаешь к работе! Иногда они озвучивают персонажа после того, как твой голос уже записан, и подгоняют под движения твоих губ!

Дэйв Фенной/Dave Fennoy [вождь Окир/Рональд Тэйлор]: Мой обычный день – не совсем обычный… У меня дома есть студия, и я много работаю там, включая мою ежедневную работу для « www.Hulu.com ». Я – голос, который говорит “В этой программе вы увидите…” перед каждым шоу. Однако, для озвучки игр я обычно еду в другую студию и работаю с режиссером. С анимацией мы обычно работаем совместно, но для игр чаще всего записываемся по одиночке, с режиссером и, возможно, сценаристом. Начитываем фразу за фразой, зная лишь свои строки и мотивы, но не всю историю.

Wendy BruanВенди Бруан/Wendy Bruan [Джанна Паразини/Арселия Сильва Мартинес]: Обычно мы назначаем 4-8 часовой блок, в зависимости от количества материала. Я прихожу, встречаюсь со звукоинженерами, продюсерами и режиссерами, мы быстро обсуждаем персонажа и то, как он предстает в проекте. Иногда я просматриваю черновой вариант сцены или двух, чтобы понять, как это смотрится, и над чем мы работаем, что всегда помогает. Потом я захожу в кабину. Сценарий подан очень специфично, у каждой строки есть пометки, чтобы дать актеру понять, что происходило раньше, и какие тут должны быть эмоции. Это очень помогает, поскольку мы не видим полный сценарий. Эти продюсерские заметки помогают понять, что именно происходит с персонажем в конкретный момент времени. Я начитываю фразы по порядку и обычно делаю три дубля.

Режиссер дает сразу же отклик, если что-то слушается не так. Затем выбирает лучший вариант, и мы движемся дальше. Это очень напряженный процесс, требующий большой фокусировки от каждого. И даже хотя я читала сценарий, я должна представлять, что я и есть персонаж, находящийся в данных обстоятельствах, чтобы привнести свои эмоции и голос. Я должна чувствовать это, чтобы почувствовала и аудитория. Обычно мы оставляем напоследок все звуки смертей и сражений. Это может быть сложно для голосовых связок и общей энергетики, так что лучше делать их в последнюю очередь. Это был великолепный опыт – работать над Mass Effect. Актер всегда наслаждается “игрой”, и это именно то, что я делала, они просто называют это “работой”. Но это очень здорово!

Anndi McAfeeЭннди МакАфи/Anndi McAfee [Эмили Вонг]: Для первой игры «Mass Effect», когда я пришла, мне показали изображение Эмили Вонг и предоставили краткое описание ее характера. Я создала для нее голос, который, по нашему всеобщему мнению, ей подошел. Мне был дан сценарий лишь со сценами и фразами Эмили. В настоящее время вам редко предоставляют сценарий, они соблюдают большую секретность по части видеоигр, поскольку не хотят никаких утечек. Кажется, сессия длилась часа два. Потом они пригласили больше людей из команды «Mass Effect», чтобы те подтвердили, что довольны моим персонажем. Вторая игра была еще быстрее. Поскольку персонаж Эмили уже был разработан, и у нее было больше “формальных” фраз в этот раз с привязкой к телевизионным новостям, мы прошли материал достаточно быстро. Я также записала несколько эпизодических ролей, и на этом моя сессия для «Mass Effect 2» закончилась. Оба раза я получила довольно забавный опыт!

[14] – Рана, в настоящий момент вы работаете с художницей и дизайнером Холли Конрад [Holly Conrad] над созданием костюма Самары для «Comic Con 2011». Что побудило вас на создание этого костюма?

Рана МакАнир/Rana McAnear [модель лица Самары]: Я бы действительно хотела создать Самару. Мне всегда нравилось одеваться, я всегда восхищалась дизайном костюмов и спецэффектами. Я просто увидела возможность позволить этому случиться и воспользовалась шансом!

Это все, что у нас пока есть в переводе. Следите на анонсами на нашем сайте :)

На дессерт еще одно видео озвучки.

Автор – N7

Поделись информацией с друзьями:

Есть 6 коммент.

  1. Огромное спасибо)))

    Comment by AlexKarne — 21 января 2011 #

  2. Спасибо! =)

    Comment by GalaxyWarden — 21 января 2011 #

  3. Спасибо.

    Comment by Mix — 21 января 2011 #

  4. А продолжение будет?

    Comment by k0x_maN — 21 января 2011 #

  5. Спасибо, очень интересный материал.
    P.S. Вчера на Bioware Social Network вышло интервью с Злым Крисом и Маком Уолтерсом.

    Comment by Jeff — 22 января 2011 #

  6. Продолжение будет в скором времени. Уже в редакции, грубо говоря.
    —-
    Jeff, спасибо. Надо будет ознакомиться :)

    Comment by N7 — 22 января 2011 #

Извините, комментирование на данный момент закрыто.

Авторские права © 2017 Mass Effect 3 Все права защищены.